Будем отмечать юбилеи Горького и Маяковского

17

На вопросы традиционного предновогоднего опроса отвечает Валентина ГОЛОВЧИНЕР, доктор филологических наук, профессор кафедры русской литературы Томского государственного педагогического университета.

 

Валентина Егоровна, каким для вас был уходящий 2017 год?

– Для меня очень многое связано с работой, и радости от работы много. Дети подросли, дай им Бог здоровья, радости и счастья в жизни, я сейчас более свободна… Год уходящий для меня был очень интересным, важным и плодотворным: я читала спецкурс по неклассической драме как приглашённый профессор в Чехии, в университете города Оломоуц. Старинный, потрясающе красивый город и университет ведут свою историю с XII-XIII века…

В уходящем году мне довелось участвовать в трех очень серьёзных международных конференциях. Так, меня пригласили в Высшую школу экономики, где проходила конференция «Театр А.В.Сухово-Кобылина: зеркало исторических катастроф». Сегодня я его заново перечитала, открыла для себя гениального русского драматурга, и теперь буду заниматься ещё и его связями с драмой авангарда XX века, там есть очень интересные переклички. Я сделала доклад «Тема с продолжением: Сухово-Кобылин и Маяковский», чем удивила многих участников конференции.

Мне была очень интересна и международная конференция «Сергей Третьяков.DOC». На обеих конференциях я вела секции, что в известной степени означало признание коллег, и это было приятно.

Сергей Михайлович Третьяков – потрясающий человек возрожденческого типа, одарен многими талантами: сподвижник С. Эйзенштейна, Маяковского по авангарду, по ЛЕФу – Левому фронту искусства, первый переводчик Брехта книгой с большой статьей о нем. Это была мощная фигура, для журналистов сопоставимая с Михаилом Кольцовым, если не шире, не мощнее, не богаче в проявлениях.

Могу сказать, что Брехт – очень осторожный человек. У него в Советской России в 1930-е годы были арестованы многие его сподвижники, близкие для него люди. Он за них пытался ходатайствовать кружными путями, но лично в высокие инстанции не обращался, а на арест Третьякова он написал стихотворение, где прямо назвал его своим «учителем» «Мой учитель/ огромный, приветливый/Арестован по приговору суда народа…» и рефреном в каждой строфе задавал вопрос «Всегда ли прав народ?» Признать учителем Третьякова в 1939 году после его ареста – на это нужно было мужество, даже если ты живешь за пределами СССР…

В мире интерес к творческому наследию Третьякова большой: так, в Бирмингемском университете с 1988 года проводится конференция, посвящённая его творчеству, его много публикуют, изучают в Германии.

А кто у нас знает Третьякова? Это была потрясающая личность, драматург, которым сотрудничали С.Эйзенштейн (он начинал как театральный режиссер), Вс. Мейерхольд. Работал Третьяков и в кино с Эйзенштейном, писал титры для всех его немых фильмов, многое помогал ему в процессе создания картины «Броненосец Потёмкин». Когда арестовали Третьякова, то Эйзенштейн помогал его семье, а это о многом говорит…

Третьяков и в журналистике (где только не побывал, о чем только не писал!), и радиожурналистике многое сделал. Он, например, придумал жанр биоинтервью: читал лекции в Китае, уже кое-что знал, как там живут, затем долго работал с китайским студентом в Москве, расспрашивая его, и написал о том, как изо дня в день складывается судьба современного интеллигентного китайца в объеме доброго романа. Третьяков первым начинал вести по радио репортажи с Красной площади, с майских и октябрьских парадов, и это тогда была чистая его импровизация… Необыкновенно талантливый человек…

Обе конференции привлекли внимание многих зарубежных исследователей, наших было меньше, и это грустно: мы так мало знаем о тех, кто создавал славу нашего искусства, нашей культуры! Увы, мы сейчас бросаемся на современность, на документальную драму (которая, на мой взгляд, в большинстве случаев и не стоит этого), не зная, что уже было открыто и чему цену знают за рубежами нашей родины

Вот сейчас прошёл юбилей Октябрьской революции. Можно называть как угодно – «революция», «переворот», но дело в другом: она породила мощное искусство! Российское искусство 20-х годов и авангард прежде всего были в центре внимания Европы, которая целым рядом интереснейших мероприятий по-своему привлекла внимание к ним и таким образом отметила 100-летие событий 1917 года! Если что-то НАШЕ безусловно высоко ценится за рубежами нашей Родины – это наши искусство, культура, литература, наука последних веков. Грустно сознавать, что наше государство именно им меньше всего уделяет внимания. Речь идет не только о финансировании, хотя и о нем тоже, но об образовании в самом широком смысле (в нем участвуют и все СМИ): Вступающих в жизнь нацеливают исключительно на получение быстрых и больших денег. Из образования уходит, вымывается гуманитарная составляющая…

Что ждёте от года грядущего?

– Наступающий 2018 год – время юбилеев Горького и Маяковского . Они оба – мощные, талантливые люди, которые оставили след не только в русской культуре, но и мировой. Будут конференции в Институте мировой литературы, посвящённые и тому и другому, в других местах. Хотелось бы, чтобы были открыты новые подходы к их творчеству, новые интерпретации, а не повторяли известное, как бывало годами.

Сейчас исследователи, особенно молодые, набросились на постмодерн, и забыли, что у нас был очень мощный авангард, который и открыл постмодернизму пути. И эти два художника своим творчеством в том числе. Мы должны гордиться тем, что они выросли на нашей культурной почве и дали творческие идеи всему миру. Изучение творчества Горького и Маяковского достойно самого серьезного внимания, и очень хотелось бы, чтобы как можно больше не только специалистов-филологов, но широкий круг людей услышал заинтересованный разговор о них, захотел перечитать их произведения.